Рубрики

Архивы


Делайте ставки на dynamokursk.ru! игровые автоматы вулкан слоты - путь к реальным деньгам!

История археологии: теоретики, революционный подход, процессуальная археология

Осуществление исторических реконструкций

Для выявления законов процесса нужны предварительные исторические реконструкции, но при осуществлении исторических реконструкций требуется опираться на законы — иначе реконструкции будут произвольными. Порочный круг? Никакие ссылки на обратные связи, на цикличность научного познания, на продвижение по спирали не спасают от необходимости делать выбор: с чего начать каждый новый цикл, каждый виток спирали, каждое конкретное исследование — с исторических реконструкций или с выявления законов?

Критика, развернутая защитниками традиционной археологии, преимущественно контекстуалистами, оказалась, при всей язвительности, недостаточно глубокой и во многом несостоятельной. Но и отражение критики, организованное «новыми археологами», оказалось неполным. Не сказывается ли преемственность между НА и традиционными учениями, включая контекстуализм, «неоэволюционизм» в США, экологическую (или географическую) школу в Британии?

Возникает подозрение, что НА разделяет какие-то слабости со своими предшественниками и что, быть может, именно поэтому дискуссия все больше приобретает холостой ход, так сказать, «буксует». Столкнуть ее с мертвой точки могла бы критика, не обходящая вниманием эти общие слабости различных течений современной западной археологии, и можно полагать, что эту задачу способна выполнить (при надлежащей развернутости) критика с позиций марксизма, пока слишком ограниченная по интенсивности.

По замечанию одного из критиков, эта проза напоминает подстрочники работ древнегреческих и немецких философов, у которых смысл глубоко упрятан в терминологию и синтаксис. Но смысл есть, и это не приходится отрицать. Возникла необходимость в более глубокой и серьезной критике. Удар по предпочтению функциональной интерпретации направлен против Бинфорда.

Критики (в основном со страниц британского журнала «Уорлд Аркеолоджи») отвергают его предложение видеть за изменениями мустье не смену населения, а «структурные позы» (цикличные изменения хозяйственной деятельности) одного населения. Критики показывают, что функциональные сходства, судя по этнографическим данным, менее сказываются в изменчивости форм, чем этнокультурное родство.

Приводятся сведения о территориальной и хронологической разделенности разновидностей мустье. Добавляют к этому материалы о синхронности палеолитических культур и о сходстве мустье с верхним палеолитом. Критики (в основном через норвежский журнал «Норуиджиан Аркеоложикал Ривью») отвергают правомерность ограничения археологическими материалами в объективном познании прошлого через «аналитическую машину» формализованной методики.

Они подчеркивают неизбежность опоры на знание современного мира и прежде всего мира культуры, отстаивают важность синтеза разнородных источников. Подвергнуто сомнению, можно ли рассматривать культуру как адаптационный механизм и как систему, а главной целью археологи считать объяснение культурных средств и различий и выявление законов. Удар по логической схеме объяснения направлен против Фрипа и Плога. а особенно против П. Уотсон и ее соавторов.
Осуществление реконструкций

Экономическая база

Было бы вульгаризацией материализма объяснять любые крупные повороты научного мышления экономическими сдвигами. Но было бы отходом от материализма вовсе не учитывать при историческом анализе таких поворотов экономическую базу развития науки.

Первое, что бросается в глаза при знакомстве с исследованиями адептов (НА), это широкий размах работ, со сплошным обследованием целых микрорайонов и ориентировкой на анализ массового материала, а не отдельных наиболее эффектных находок. Второе — высокая насыщенность работ необходимыми для такого анализа логико-математическими операциями. То и другое связано с интенсивным применением современнейшей техники, в частности, компьютерной, и с большими затратами средств.

Практически сейчас каждый исследовательский центр американских археологов обладает собственной электронно-вычислительной техникой и неограниченным доступом к машинному времени, солидным вспомогательным персоналом, значительными финансовыми возможностями. НА была бы невозможна без серьезной экономической базы, и внезапное возникновение этой базы в США само по себе — занятный феномен. Дело здесь не сводится к общеизвестному факту высокого технического уровня американской науки, интенсивного насыщения американских учреждений компьютерной техникой.

Тесная связь НА с экономическими сдвигами подтверждается тем обстоятельством, что большинство ее основателей работает в юго-западных штатах (Калифорнии, Аризоне, Нью-Мексико, Техасе) — молодом промышленном районе, который пережил бурный рывок в послевоенные десятилетия. Вместе с глубоким Югом и Флоридой эти штаты составляют так называемую «Южную Подкову», куда переместился наиболее активный очаг хозяйственной и политической жизни США.

Здесь развиваются новые отрасли промышленности (космическая, электронная, ядерная техника). Сюда хлынул поток капиталов и переселенцев из старого центра — Северо-Востока, где устаревшее оборудование, кризис городов и сокращение рынка вызвали застой по сравнению с «Южной подковой». Южные фирмы и банки стали самыми богатыми. Нажились капиталисты южных штатов — разбогатели и финансируемые ими прямо и косвенно университеты.

Но ведь обычно средства на археологию отпускались университетскими властями далеко не столь щедро, как на исследования, сулящие выгодные контракты и поддержку монополий, а рекламные подачки последних перепадали редко. Здесь необходимо учесть, что к локальному благоприятственному фактору прибавилось гораздо более мощное воздействие общенационального масштаба. Археология долгое время не пользовалась заметной популярностью в США, особенно в руководящих кругах.

Основными источниками ее существования были разрозненные проявления инициативы респектабельных университетов и их музеев и поддержка частных благотворительных фондов крупных капиталистов: Карнеги, Форда, Веннера-Грена. И вдруг все резко изменилось огромные деньги хлынули в американскую археологию из федерального бюджета. С 1950 г. к середине 1960-х годов количество археологов, занимающих должности по своей профессии, увеличилось в 2 и 3 раза. Существенно возрос и общий объем археологических публикаций. Возникший в 1950 г.
Читать далее

Объяснительная гипотеза

Нет надобности детально перелагать и критически анализировать представления авторов о научной истине, по этой проблеме они ничего не добавляют к идеям упомянутых выше и других подобных философов, взгляды которых подвергались критическому анализу в советской философской литературе.

Советскому археологу видны идеалистические упрощения в высказываниях типа: «Ученые не ищут абсолютной достоверности» (Waton а. о. 1971: 4); «законы … суть просто утверждения, описывающие с наибольшей вероятностью регулярности реального мира» (Ibid.); «Теоретики процесса исходят из того, что «истина» — это всего лишь наилучшая на сегодня гипотеза, и что любое их сегодняшнее представление окажется ошибочным либо еще при их жизни, либо потом» (Ibid., 22, по К.Флэннери); «теории не разрушаются фактами, они вытесняются новыми теориями» (Ibid., 23, по Дж. Стюарду).

Сводить «общие законы» (General Laws) к «законоподобным обобщениям» (Law-like Generalizations) побуждает авторов та же философская тенденция (ср. Копнин 1973: 245-254). Структура «общих законов» (если А, то В при условии С), механизм проверки (testing) гипотез (дедуцирование ожиданий — test implications и сверка их с независимыми и разнородными фактами), критерии подтверждения (confirmation), соотношение дедукции и индукции, слабость «узко индуктивистской установки» — все это хотя и является простым переложением учебников логики науки, но не является излишним, поскольку большей частью археологи, надо признать, таковых учебников не читают и наивно убеждены в достаточности «здравого смысла».

На практике эта принципиальная ошибка Бинфорда и его сторонников ведет к отрицанию роли миграций, к нежеланию замечать конкретные миграции, к тенденции подменять внешние факторы, воздействующие на население страны, факторами территориально (но лишь территориально, а не системно) внутренними (экологическими, демографическими и т.п.).

Ведь последние всегда есть в наличии, и уже одно это дает повод «процессуалистам» заранее, сходу отбрасывать миграционные версии объяснения археологических фактов. Процессуалисты могут «обойтись» без миграций. Но ведь жизнь без миграций не обходилась. Между тем случайные по отношению к развитию тех или иных обществ и культур факторы зачастую оказывались решающими в судьбе этих обществ и культур и должны учитываться как таковые в объяснении. Натиска гуннов и монголов не выдержали не только разложившиеся, обреченные цивилизации, но и вполне здоровые, прогрессировавшие культуры.

Ведь не станут же «процессуалисты», возрождая известный тезис Гегеля, утверждать, что все культуры Евразии, павшие под ударами кочевников, заслуживали такой участи, только потому, что они пали! Выше уже отмечалось, что во многом «процессуалисты» следуют за «стадиалистами» (сторонниками «теории стадиальности») и сам Бинфорд признавал кое в чем это родство, называя в качестве предшественника «процессуалистов» П. Н. Третьякова. Что ж. именно П. Н. Третьякову принадлежит лапидарная фраза: «Случайностей в истории культуры не бывает» (Третьяков 1962:262).
Читать дальше…

Добавить комментарий

  

  

  

kod 777